Блог ambermoon

Регистрация

Теги

muse  боль  вопрос  воспоминания  все  вселенная  грусть  день  дождь  душа  жизнь  злость  конец  кофе  краски  любовь  мечта  мир  ненавижу  нет  но  прости  сердце  смерть  смысл  сон  стихи  счастье  успокоин  фантазия  хочу  что-то  шарик  шоколад  эволюция  я 

На странице

RSS - подписка

ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
           

Терпеть..

Все. Молчу. Приставать не буду.
А то подумают, что я только это и умею.
А мне этого не надо.
Потому что важно.

А не хватятся, значит не нужна.
Тогда тем более все равно..
Только бы не было больно потом.
Только бы не было больно.

Теги: боль|вопрос

2 вещи.

 

Трдны в жизни две вещи:

1. Быть никем для того, кто значит для тебя все.

2. Быть всем для того, кто для тебя ничего не значит.

 

Мы не привыкли, чтобы нас любили. Но мы привыкаем любить без отдачи. 

Теги: но|боль|любовь

Вопросы. Одиночество (часть 1)

 

Сидя в углу. Упаду. Не очнусь до утра, пока солнце не прольется скользкими лучами сквозь закрытое ладонями лицо. И я бы осмотрелась с вопросом «Как я сюда попала?» 

Но я знаю ответ.

Неприятно задавать вопрос самой себе. Больно осознавать, что некому задавть тебе вопросы.

Теги: но|прости|боль|вопрос|нет

Когда-нибудь…

 

Когда-нибудь я также сяду на камень. Вдали ото всех. От тех, кто мне дорог, но кому я не нужна.

Наступит день, когда я навсегда стану той, о которых читаю. Разбитой и отчаявшейся. 

А, может быть, меня отличает от этой девушки только то, что я здесь, а она там. 

Что я не могу закрыть лицо руками.

Что я просто боюсь на минуту представить, что этого нет. 

Теги: боль

Сигарета жизни.

 

Я как выкуренная сигарета. Как выпитое вино. Как сожженный листок. Как стертый карандашный набросок. Как выбитое стекло. Как потушенный огонь. Как забытая встреча. Как просто что-то такое, чего нет. 

И нет мечты больше. Нет,е сть одна. И даже две. Богатая… Но неосуществимым нет места в моей жизни. Точнее, место есть, но не для пустых надежд. 

Я бы рада оставить их. Но они такие тяжелые. Вместо того, чтобы окрылять, топят. 

Не кури такую сигарету. 

Теги: но|прости|боль|нет

Надоело все.

 

Плохо. Мыслям тесно. И слишком просторно чувствам. Лучше бы сжали и сдавили рамки. Надоело все. 

Теги: боль

Вечность не нужна.

Удалить из головы простор. Вылить на клавиатуру переслащенный кофе.
Отдать всю радость на съедение гиенам.
Навсегда..
Так глупо. Не укладывается в голове это слово.
Вечность..
Зачем она нужна? Все когда-нибудь заканчивается.
И все надоедает.
Люди особенно.

Теги: боль|грусть

Рассказ..

Зеркало.

- Дэни, хватит! Нас заметят!
- Отстань, Билли. Ты что, струсил?
Мальчик насупился, выпятил вперед нижнюю губу и запыхтел от возмущения.
- Да ну тебя. Дай лучше я!
Дэни, усмехнувшись, отошла немного в сторону. Билли как всегда вспыхивал, если его называли трусом. С одной стороны это постоянно мешало, но в конце концов эта черта характера придавала мальчику свой запоминающийся орнамент. Дэни смотрела, как он, стараясь изо всех сил, пытается открыть дверь и рассмеялась во весь голос. Едкие слова жгли язык, желая вылезти наружу, но они были слишком обидны для ее друга.
- Ты там как? – спросила она через несколько минут.
- Все нормально! – с жаром заверил ее Билл. Он хотел быть нужным, мечтать быть сильным. Он любил помогать людям, но еще больше стремился к тому, чтобы его считали смелым и храбрым парнем. И даже перед Дэни, с которой они с детства были очень дружны, он старался быть таким. Но они знали друг про друга все. У них не было секретов друг от друга.
Дэни дружила с Билли по большей части из-за его пассивности и доверия. Она не была злой, только любила командовать и быть главной в любом их приключении, которые сама же и придумывала. Когда она увлекалась, то не замечала ничего вокруг. И лишь блеск в глазах ее преданного Билли возвращал Дэни на землю. Было забавно смотреть на то, с каким интересом он смотрит на нее. Будто бы взрослый читает любимую в детстве книгу.
- Эй, Билли! – крикнула она, изнемогая от ожидания.
- Что? – сказал мальчик, не поднимая головы.
- Ничего – буркнула Дэни. – Ты там скоро или нет? У меня ноги онемели стоять.
- Неужели? Может, сама попробуешь тогда? – сказал Билли, вытирая капельки пота со лба и размазывая грязь по футболке. Дэни смотрела на это занятие с вопросом:
- А тебя мама не отругает?
Билл вздохнул и, отвернувшись, улыбнулся. Дэни всегда была очень осторожна в этой теме. Для нее родители были авторитетом, даже чужие. Маму Билли она знала с раннего возраста, когда она и ее мама познакомились впервые. Кроме ее друга у миссис Роуэллс было еще четверо детей и, конечно, появление сына, измазанного в мазуте, не могло ее обрадовать. Билли отлично знал это. Мягкий смешок вырвался из груди, как забитая птичка из клетки – с облегчением, с чувством свободы и все еще не веря в случившееся.
- Она не ругает, - вздохнул он, повернувшись снова. – Но расстроится, наверное.
- Так. – Дэни подбежала к нему и схватила за руку. – Пошли-ка! – И побежала, потащив Билли за собой.
- Мы куда? – спросил он, зная, что они бегут к реке. Дэни даже не ответила на глупый вопрос.
Река раньше казалась Билли большой и широкой. Ее чистая прозрачная вода еще с давнего времени была предпочтительней лимонада из автомата, за которым приходилось выстаивать очередь в летние душные дни. Один глоток насыщал и придавал сил. Будто бы каждая клеточка кожи впитывала влагу. На дне в песке лежала мелкая галька. Под солнцем камушки переливались, и казалось, что все они разноцветные. Но если достать их из воды, они становились обычными серыми камнями. Неинтересными и скучными, но по-своему волшебными. Дэни как-то сказала, что самые тонкие – это крылья бабочек. Тех, которые прилетают только летом поздним вечером, всего на один полет. Они светят всю ночь, но с наступлением утра сбрасывают крылья прямо в воду и растворяются в воздухе. Билли предложил выследить их и рассмотреть поближе. Дэни согласилась, и они пришли туда поздно вечером, но никого не увидели, промокли под дождем, замерзли и испачкались, пока добирались обратно. Но ребята думали, что бабочки просто спрятались от дождя.
- Ты помнишь волшебных бабочек? – спросил мальчик, пока они бежали.
- Да, Билли. Помню. – ответила Дэни, немного наклонив голову. Она так и не выпустила его ладони из своей.
Дэни не знала, почему она сейчас сделала так. Просто из желания постирать майку друга, чтобы не расстраивалась его мама. Или чтобы посмотреть на речную воду еще раз. Или просто побегать. Вместе с Билли. Она запыхалась, но не останавливалась. Сладковатый июльский воздух ватой оседал в легких. Рука вспотела, но пот превратился в клей. В глазах аркой раскрылась радуга.
- Билли? – голос дрогнул немного, сорвался на последней букве самого знакомого имени.
- Да?
Он посмотрел на нее, быстро и не вглядываясь. Ждал, пока она предложит что-нибудь безрассудное и внезапное. Как и всегда откинет челку со лба и шумно выдохнет, потом засмеется и хлопнет по плечу.
Но сейчас она была серьезна и осторожна. Словно тщательно выбирала слова, продумывала весь диалог, все фразы, вопросы и ответы. Она была сосредоточена на своих внутренних мыслях. Как будто все вокруг замерло, а Билли исчез. И река исчезла. И за руки они не держались.
- Ничего. Давай скорее.
Дэни вздохнула. Столько всего в одну секунду пронеслось в ее безрассудной и наивной голове. Противоречивые чувства охватили девочку, как бушующие волны и унесли было за собой. Она разжала пальцы очень быстро и почти мгновенно. Мокрая рука стала черной – след ладони Билли.
Мальчик опустил голову, будто хотел спрятать ее, чтобы было не видно покрасневшего лица. Ему стало вдруг очень грустно, тоскливо и одиноко. «Я теперь знаю, почему волки воют» - подумал он. Дэни когда-то говорила ему, что это от одиночества. И что луна для волков тогда важнее солнца. Он не верил, что луна – холодная и далекая – может быть важнее солнышка, его теплых лучиков. Но подруга объяснила, что луна ближе, чем солнце. Что она рядом с Землей, что бы ни случилось. А солнце далеко, потому что слишком жаркое. И Билли как обычно поверил ее словам. «А можно быть луной?» - спросил он тогда. «Не знаю, наверное» - сказала Дэни тихо-тихо. Он еле услышал.
- Помнишь луну? – спросила вдруг девочка. – И волков, и как ты меня спросил про то, почему они воют? – ей тоже вспомнился земной спутник.
- Да. Я помню. – Билли приподнял голову, чтобы видеть дорогу.
- А вон река! – в ее голосе он услышал облегчение, но не успел опомниться, как она уже побежала вперед, навстречу прохладе. Билли бросился вдогонку.
Старое дерево, около которого они остановились, росло недалеко от границы воды и песка. В его огромной тени находилась самая яркая темная трава, воздух именно тут был чист, ничем не загрязнен. Молчание человеческих душ, шум и гул природного шепота слышался.
- Знаешь, - начала Дэни. – Мне кажется, что здесь мы дышим не воздухом.
- А чем же? – спросил Билл.
- Временем. Оно ведь такое прозрачное, растворенное во всем: в этой воде, в коре этого дерева, в каждой травинке, во всех песчинках. Время растворено везде. И мы дышим им. Постоянно.
Она посмотрела на Билли. Знала, что он слышит каждое слово.
- И воспоминаниями, – чуть позже выдавила она. – Только они не всегда приятные, попадаются плохие. Как не пропущенные через сито ягоды – мусор и грязь вместе с вкусным и приятным.
- Бабушка всегда моет ягоды, - сказал тихо Билл. – А еще я помню, как мы тут однажды чуть не утонули.
- Моя бабушка тоже моет, - вздохнула Дэни, побоявшись посмотреть ему в лицо. – Ага. А еще я помню, как мы тут ловили драконов.
Они засмеялись своим воспоминаниям. В эти мгновения ребята не думали о том, что будет дальше. Просто улыбки разом убили все сомнения. Наповал.
- Так что же? – опомнился Билл, посмотрев на все еще смеющуюся Дэни.
- А, точно, футболка! – спохватилась она. — Вряд ли мазут отстирается в простой воде.
Билл посмотрел в печальные глаза реки. Сколько в ней чудесного. Жаль было портить эту воду, пугать загадку.
И тут Дэни увидела в воде что-то странное. Переливающееся, искрящееся, как начищенная монетка, только больше. Серебристое, мерцающее, как снег в морозный день. Тысячами бликов ослепляло пару глаз.
Билли оглянулся, когда услышал короткий всплеск.
- Что это было?
Дэни встрепенулась от неожиданности, подбежала к самой кромке воды и жадно вглядывалась в непроницаемо гладкую поверхность. Но вода ничего, кроме ее отражения и неба не показала.
- Не знаю, - медленно проговорила она, а потом четко, почти по слогам добавила. – Надо идти.
Билли ничуть не удивился внезапному предложению покинуть берег, он и сам подумывал об этом. Дэни, не отрываясь, смотрела на воду, как будто думала, что стоит ей отвернуться, как этот звук повторится и из воды выйдет что-то необыкновенное. Что-то, что она и вообразить не в силах. Но по-прежнему было тихо, а Билли уже отошел достаточно далеко, чтобы спросить его о чем-то не повышая голоса. Дэни не нравилось кричать у реки, словно так она нарушает ее покой. Ей казалось, что вся таинственность, все иллюзии и фантазии разобьются об острые углы слов, даже самых мягких.
Билли шел, не оглядываясь, потому что чувствовал, что Дэни когда-нибудь пойдет за ним. Он еще не знал, почему был так привязан ко всему, что его окружало: к реке, к этому полю, полному цветов и высоких трав, к тому дереву и теням, к Дэни. Он привык видеть рядом все это, не замечал перемен. Он стал вспоминать, что делал здесь, помнил каждую деталь – как однажды свалился в яму, как они с Дэни сделали воздушного змея, как улетел красный воздушный шарик, как во время грозы они оказались около реки и боялись уйти, как потом ловили губами дождевые капли. Это все казалось таким чудесным, словно в книжке, но таким обычным для них.
Погрузившись в свои мысли, он упустил момент, когда Дэни догнала его, и услышал лишь, как она заговорила:
- Я знаю, что такое камни на дне, - Дэни даже не ждала ответа, она, как и ее друг, была погружена в свои мысли и фантазии.
- И что же это? Крылья бабочек?
- Нет, совсем не это. Это звезды, - уверенно ответила она.
- Как это могут быть звезды, если они на небе? – удивился Билли.
- Небо, как вода, отражает землю. А небо голубое, потому что земля такая. Светлая, но иногда бывает хмурая, оттого и тучи. А звезды в реке. На небе только их отражения.
Билли молчал. Он никогда серьезно не думал над этим, эта часть предоставлялась Дэни. Но когда она сказала ему правду – а Дэни всегда говорила только правду – он понял, что она права.
- Но почему мы видим их только ночью?
- Наверное, - после паузы добавила Дэни. – Потому что днем светит солнце, ослепляющее нас. Ты же знаешь, что видим мы то, что ярче. Окажись солнце немного тусклым, чем есть на самом деле, для нас бы не было других светил, кроме звезд.
- А почему молнии на небе? – спросил Билли, искренне желая узнать ответ.
Дэни посмотрела вдаль, где зеркало соприкасалось с землей. Как будто кто-то воткнул его край в поверхность, когда хотел проткнуть насквозь, но не хватило сил.
- Я не знаю, Билли. Хотя, возможно, из-за людей.
Билли остановился. Впервые Дэни рассказывала про людей такие вещи – интересные и необыкновенные. Но честные.
- Люди такие разные, - начала девочка. – Нет одинаковых. Но, если люди встречаются, и нет в мире больше таких похожих характеров и таких похожих чувств, словно заряд электричества проходит между ними, - у Дэни перехватило дыхание. – И на небе отражается то, что мы не видим. Не обязательно видеть над своей головой ту же траву и то же поле, что и под ногами.
Она шумно выдохнула, помотав головой. Билли казалось, что в эту минуту его глаза вернутся к прежнему владельцу, а уши оторвутся и все оставшееся время будут тешить себя этой речью, смакуя каждое слово, лелея каждую буковку. Он был удивлен и поражен не тем, что это сказала Дэни, а тем, что она сказала именно это.
Смеркалось. Солнце, как таявший кусок масла скатывался по небосводу, оставляя светлый след, расплываясь по стеклянному небу. Казалось, что они под куполом, накрытые колпаком. Они шли навстречу катящемуся светилу, оставляя за спиной первые звезды. Ветер осторожно приподнимал тонкие пряди волос, обливал лицо прохладой и прикрывал тяжелые веки. В минуты пространство над головой становилось то сиреневым, то желтым, а то настоящим оранжевым. В воздухе закружились пылинки, засверкали, как снежинки. Дэни впервые за все время посмотрела на Билли, чьи глаза уже давно пытались поймать ее. На безупречном безоблачном небе в одну секунду пронеслась молния.

Теги: фантазия

Пустота

Опустошенное.
Выпотрошенное.
Абсолютно убитое.
Замерзшее.
Заледеневшее.
Забившееся.
Чувство.
Словно растворилась.

Теги: боль

Пощечина

Я купила себе игрушку. Или украла.
Играла сней часто. Или просто измывалась.
Брала за шею. Или душила.
Любила. Или ненавидела.

Тружно было плюбить жизнь. Но у меня получилось. Понемногу я привыкла любить ее. Постепенно любовь к ней крепла.
А я оставляла мысли о гурсти. Я спрятала свою печаль.
Но потом жизнь дала мне пощечину. Я что-то сделала неверное. Что-то не то. 
И теперь я не могла ее ненавидеть — ведь я так ее любила!
И от этого мне было больнее. В тысячу раз.

Лучше бы я ее ненавидела.

Теги: боль

Температура. Руки 0, голова + 39

Голова просто раскалывается. Кажется, температура.
Да. Так и есть. +39.
и к чему это?
До чего я себя довела.
До страха. До жара.
А руки холодные.
Смешно даже — голова + 39, а руки 0.

Остудить бы еще его. То, что мне уже надоело. То, что гоняет кровь по венам.
Остудить бы. Но лед растопится.

Голова болит. И стучит в висках. Уши горят. Самые кончики.
Больно. Мне очень больно. И дыхание иногда перехватыет.
Но надо идти. Чтобы воздух ватой в легких…

Теги: боль|нет

«Я была дурой»

Как же я мечтаю сказать эти фразы однажды:

Я была не права.
Я не знаю.
Я была дурой.

Но дело в том, что я часто права, часто я все знаю. И обычно все именно так, как я боюсь.
Страхи - моя жизнь. Как предсказания и пророчества.

Теги: боль|жизнь

Одела на шею веревку

Одела на шею веревку.
Осталось только прыгнуть вниз.
Чтобы она крепко сжала мою шею. Чтоб оставила след.
Чтобы я потом не почувствовала ее. И не услышала криков. Которые вряд ли, конечно, будут.
Но на всякий случай, если кто-то найдет и спохватится, напишу записку.
И завещаю это небо, это солнце, эту весну и лето…

Теги: боль

Большой ребенок

Остановите меня.
Я просто сумашедшая, которая сама рушит все, что у нее есть.
Остановите меня кто-нибудь.

Я не могу, пробив в стене дырку, оставить ее стоять дырявой. Мне надо снести всю стену.
Я не могу насладиться малым.
Я наркоманка счастья и радости.
Я увлекаюсь многим и не могу остановитсья.
Как маленькие дети…

А, может, я не такая, какой себя считаю?
Выросшей и сознательной.

Может, я просто ребенок, который еще не может разобраться, что у него случилось? И которму нужна помощь.
Проблема в том, что мне никто не поможет — выросла. И никому не надо возиться с переростком.

Теги: боль|эволюция|грусть

Дом у озера

Письмо он, письмо она.
А что потом?
«Вместе навсегда»

Фильм о том, как ждут. О том, что по письмам влюбились. И просто стали незаменимыми друг для друга.
Она была для него самой настоящей, чем все другие.
А он для нее тем, кто понимает, нужным и важным.

Она потом просто поняла, что ничего не будет. Не может быть.
А он все писал.

Вот тут надо сделать паузу и выключить. Такого не будет. Потому что…Потому что жизнь — это не фильм.
Но можно иногда мечтать. Трудно только видеть, как сценарий твоей жизни переиграли и закончили таким концом. Больно это и обидно.

Теги: боль

Боль за решеткой..

Письма не значат ничего.
Пепел — и тот дороже.

Я просто знаю, что ничего не будет. Как в кино. В фильме.
Трогательно — да. 
омантика — да. 
А жизнь не такая.

Хотелось бы мне все забыть. Чтобы снег упал на голову, засыпался за шиворот и я все забыла бы. Навсегда. Не вспоминала. Не причиняла бы никому неудобства, боль, не впадала бы в отчаяние.
От того, что все ведет в тупик. Каменную, плотную стену. Я не смогу ее пробить. А больше никто и не попытается.
Я играю одна на поле. Выматывает, если честно.

Я старалась быть собой. Я БЫЛА собой. Но потом просто что-то щелкнуло. Я ведь не такая — навязчивая, цепляющаяся.
Поэтому и сказала, что в жизни незаметна бы была. Не верили..
Это не комплекс, это контатация факта.
Я просто не могу представить, что бы делала сейчас без…

И все-таки больно. Опять. Болит. Голова. Сердце. Или что там у меня слева за решеткой ребер..

Теги: сердце|боль

Феникс. Больно. Грустно.

Мешать. Не хочу мешать ничему.
Такое странное, замкнутое чувство, заставляющее оправдыватсья. Но я не хочу быть такой в глазах людей, которые мне не безразличны. Не хочу вешаться на шеи, не хочу превращаться в тех, кого ненавижу.
Я не такая, какой должна быть. Мне решать, кто я. Но от моего решения уже ничего не зависит. Все решено — не мной.
Просто в один момент я сказала не ту фразу, сделала не то лицо. Не то, которое хотела, не то слово, которое вертелось на языке.
Пытаясь выяснить, что случилось,я веду себя так глупо, навязчиво.
Интересно, а ели я просто не стану больше сама шагать навстречу? Что будет, если мои километровые шаги перестанут существовать и я заброшу все.
Мне тоже надо отдохнуть. Меня совсем не утомляет то,ч тоя делаю сейчас. И я понимаю, что от бездействия нервы будут натягиваться слово струны. И что их так легко будет потмо порвать.
Но цена этому — известность. Надо же узнать то, что меня волнует.
И именно поэтмоу все рушится. Любопытство, нетерпеливость. Я уже не могу ни опустить, ни поднять руки.
Каждый день высасывает силы из меня. Я живу вечерами. Лишь когда стемнеет я живу. Недолго, как птичка в кусте терновника.
Да, она бросилась на шипы и пела лучше всех других птиц. Но она погибла. И для нее потмо нет мук. А я феникс — умираю, возрождаюсь. И ежедневно укоряю себя, всаживаю тысячи ножей, вскрываю себе вены.
А со стороны кажется, что сижу на месте.
Но я убиваю себя. Сама. Просто ослепнуть я не могу. И мозги выключить — тоже.
Больно мне. А ведь верила, что будет легко. Глупая.

Теги: боль|грусть